Антон Глазунов, коммерческий директор
коммерческий директор
Репутация 480
11.12.2018

Кадровый голод или почему ракеты падают

11 октября 2018 года стало черным четвергом российского ракетостроения. Казалось бы, никто не погиб. Космонавт «Роскосмоса» Алексей Овчинин и астронавт НАСА Тайлер Николас Хейг благодаря успешно сработавшей аварийной системе приземлились в степи Казахстана на спускаемом аппарате. Однако мировое сообщество задалось вопросом: почему ракета сорок лет летала, а теперь начала падать?

Создается впечатление, что советские ракетостроители, создававшие свою продукцию на станках, полученных по лэндлизу от США, а также вывезенных по репарации из Германии, делали ракеты качественней, нежели мы сегодня. Мы, обладающие обрабатывающими центрами с ЧПУ, сверхточными системами контроля качества и новейшей вычислительной техникой. Ответ на вопрос, увы, чрезвычайно прост. Но простота как раз и делает 11 октября печальной датой. В тот неблагополучный день даже руководство нашей страны осознало: в космической отрасли, ракетостроении, да и в машиностроении тоже больше нет высококвалифицированных специалистов, вышедших в своё время из советской системы подготовки кадров. От великой страны осталась только бюрократия!

Искушенный в техническом вопросе читатель может возразить: виноват не «Прогресс», а сборщики Байконура. Но, к сожалению, и сборщики на космодроме, и сотрудники завода – часть одного целого под названием «космическая отрасль РФ». В погоне за прибылью и производительностью труда менеджеры нашей страны забыли, что ракета, как швейцарские часы, товар штучный. Создают ее люди, и только люди. Не случайно ракета Р-7 («семёрка»), на которой летал Юрий Гагарин, до сих пор остается самой качественной и надежной ракетой в мире. Весь коллектив, начиная от генерального конструктора до рабочего на участке сборки, должны быть не «людьми с улицы», а воспитанниками отрасли. Только такой коллектив может создавать детали ракеты даже на простых станках качественно и с необходимыми допусками.

Данная концепция не вписывается в прогрессивную модель управления предприятиями, а руководство нашей страны увлеклось игрой в эффективный менеджмент. Сегодня мы наблюдаем еще один яркий пример недальновидной кадровой политики: я имею ввиду ФГУП «Салют» (бывший АО «НПЦ газотурбостроения «Салют»), находящийся в Москве. 25 декабря 2018 года «Салют» будет интегрирован в ОДК (входит в госкорпорацию «Ростех»). После начнется поэтапное сворачивание производства: часть заказов, уже заявлено, переведут в Уфу (на ОДК-УМПО). Ходят слухи, что на площадках «Салюта» останется только производство комплектующих. В результате последуют массовые сокращения; сотни квалифицированных специалистов покинут отрасль, взрастившую и воспитавшую их. Очевидно, что квалифицированные кадры не поедут из Москвы в Уфу, они не готовы будут оставить свой дом и поехать работать в другой регион на зарплаты в 20-25 тысяч рублей с зарплат в 50-70 тысяч рублей в месяц. За станки, чертежи и сборку опять поставят наспех найденных и обученных работников.

Непростая ситуация сложилась и с АО «ГКНПЦ им. М.В. Хруничева» (входит в Госкорпорацию «РОСКОСМОС»). Дмитрий Рогозин оценил финансовый долг предприятия в 111 миллиардов рублей. По его словам, сумма складывается из пеней и штрафов за просроченные контракты, из кредитов, которые нужно выплатить различным банкам, а также из долгов перед самим Роскосмосом. Напомним, что «ГКНПЦ им. М.В. Хруничева» производит ракеты-носители «Протон» и «Ангара». Еще в 2016 году на предприятии производились сокращения персонала, а сегодня Центр имени Хруничева активно размещает вакансии на популярных job-сайтах, приглашая в свой штат операторов ЧПУ, токарей, слесарей и инженеров-технологов. Выход из долговой ямы Дмитрий Рогозин видит в увеличении заказов. По словам главы «Роскосмоса», это позволит Центру Хруничева начать выплачивать долги за просроченные контракты. Однако никто не гарантирует, что новые контракты также не попадут в список просроченных, а производство, которое то набирает, то сокращает персонал, качественно справится с серьезной нагрузкой.

К сожалению, в нашей огромной стране, где всегда был переизбыток человеческих ресурсов, мы никогда не умели ценить и беречь высококвалифицированные кадры. За годы советского времени мы напрочь разучились мотивировать специалистов, рассматривать их не как биороботов, а как личности. В сталинских «шарашках» для великих конструкторов В.П. Глушко и С.П. Королева единственной мотивацией для работы, которую могла предложить власть, была исключительно жизнь. Жизнь в обмен на величайшие научно-технические разработки. Но даже жестокая советская власть умела признавать свои ошибки и считаться с гением человека. По воспоминаниям сына великого конструктора, в 1944 году состоялась первая встреча Сталина и Глушко, после которой Валентина Петровича освободили и сняли судимость. А 1 мая 1945 г. НКАП издал приказ о создании кафедры ракетных двигателей для подготовки кадров под руководством вчерашнего политзаключённого В.П. Глушко. В современной истории мы не можем похвастаться такими дальновидными и благородными кадровыми решениями.

Что же происходит у конкурентов? Посмотрите, с каким вниманием и трепетом относится государственная машина США к своему амбициозному предпринимателю Илону Маску. Вся империя SpaceX построена на многомиллиардной поддержке государства, налоговых льготах, прощенных займах и грантах. И это направлено на стартапы с непонятной прибыльностью, стартапы, которые в нашей стране вызвали бы только усмешки и скепсис. Кстати, сам Илон Маск этого не отрицает, называя государственную поддержку инвестициями в будущее. И это только один из самых ярких примеров взаимодействия бизнеса и государственного аппарата штатов. Вообще все, что так или иначе может приносить прибыль, в США отдается в руки частного бизнеса и выводится в окупаемость, не обременяя государственный бюджет.

А во что инвестируем мы? Долгое время Россия была единственной страной, которая доставляла космонавтов к МКС. Полёты приносили космической отрасли неплохую прибыль, наша страна могла развивать монополию в космосе. Однако итоги благоприятного времени неутешительны. Согласно проекту федерального бюджета, в 2019 году наше правительство резко снизит финансирование на программу космической деятельности. На космос будет выделено меньше средств, чем на ФСИН или Росгвардию. Бюджет Роскосмоса расходуется крайне неэффективно: мы по-прежнему содержим все наши космодромы и систему «Глонасс». Тогда как весь цивилизованный мир вкладывает финансы в развитие человеческого капитала и глобальную кооперацию. Кстати, последней не боятся даже американцы, сотрудничая с нами по закупке двигателей для ракет и доставке своих космонавтов на МКС.

Но 2019 год станет поворотным в истории мирового космоса: когда США запустят сверхтяжелую ракету SpaceX Falcon Heavy, они, скорее всего, откажутся от сотрудничества с нами. Создав вокруг космической отрасли рынок, США обрели уникальный кадровый потенциал в лице того же Илона Маска. К сожалению для нас, прогрессивные топ-менеджеры рождаются не на политической арене, а в сердце небольших наукоёмких стартапов.

источник